Возврат к списку

Андрей Мироненко: «У нас проблемы не с импортом, а с желанием меняться»

07.12.2018     

Между выступлениями и ответами на вопросы гостей INFOSTART EVENT мы побеседовали с экспертом по промышленной автоматизации, ИТ-директором в прошлом, а сегодня – директором по развитию Внедренческого центра «Раздолье», Андреем Мироненко.

– Какие впечатления у вас от увиденного?

Я на конференции второй раз, в этом году – и докладчик, и модератор секции «Практика проектного управления». К сожалению, из-за того, что был занят на своей секции, я не смог сильно погрузиться в выступления других докладчиков. Но все доклады позже обязательно просмотрю. В прошлом году мне было очень интересно. И некоторые вещи, о которых говорили выступающие, мы потом использовали в своей работе.

 

 

– Что вам показалось самым важным на конференции?

Интересна сама организация. Появилось много аудиторий, можно активно общаться с докладчиками. Меня в прошлый раз расстраивало, что один докладчик рассказывает и уходит, а за ним следует существенная часть зала, чтобы задать вопросы. Это некорректно по отношению к другому докладчику. В этот раз секции вопросов и ответов находились в отдельных аудиториях: люди слушают доклады, а потом вся группа докладчиков отвечает на вопросы. Это удобно, заодно коллеги могут поддержать или дополнить спикера. Возникает возможность подискутировать, коллективно обсудить. И вообще, появление больших площадей позволяет общаться с людьми «более структурировано», я бы сказал. А среди тем меня интересует все, что касается управления.

– В итоге, в своей работе что-то сможете использовать?

Скорее всего, возьмем ту часть, в которой рассказывали про Scrum, про инструменты менеджмента. Я думаю, что эту часть мы вполне сможем начать практиковать у себя в компании.

– Какая методология управления разработкой вам ближе?

В нашем случае выбор подхода, к сожалению, зависит от заказчика. Мы работаем, в основном, с госсектором, с оборонными предприятиями. С таким заказчиком все эти гибкие методики, к сожалению, тяжело работают. Заказчик не торопливый, и достигнуть какой-то активной взаимной мотивации, чтобы работали эти гибкие методики, не получается. В госпредприятиях люди пожилые и консервативные, они привыкли к определенным стандартам, каким-то документам, к бюрократии. Для них больше подходят методы управления типа «водопада»/PMBoK.

 

 

– В таком случае как вы решаете противоречия внутри проекта? Допустим, требования заказчика выходят за рамки договоренностей, или его что-то не устраивает.

Если мы понимаем, что требование реальное, и мы его просто «недоучли», возможно, это наш специалист допустил ошибку, а заказчик пострадал, то мы стараемся компенсировать это из собственных средств. Если же заказчик выбрал какой-то осознанный путь развития, который его завел в тупик, нужно искать компромисс. И мы стараемся его найти. Зачастую как бывает – мы предупреждаем заказчика, что проект будет стоить дороже. Но заказчик просит сделать попроще и подешевле. Мы его отговариваем, он настаивает. В итоге, мы оказываемся правы, заказчик понимает, что мы его не зря предупреждали. И в таком случае мы уже вместе решаем, что делать.

– Вы проводите какие-то промежуточные демонстрации?

У нас, в первую очередь, формируется так называемая цифровая модель предприятия. То есть выполняется некий промышленный образец, благодаря которому заказчик видит, как он будет работать в новой системе. Это можно назвать функциональной моделью предприятия, и она является дополнением к техническому проекту на систему.

– Как заказчики управляют информационной безопасностью, если они предоставляют вам данные для модели?

Все достаточно просто. Мы заключаем договор о неразглашении конфиденциальной информации.

 

 

– То есть заказчики готовы делиться каким-то данными, чтобы посмотреть, как будет работать система в реальности.

Да. Мы заключаем NDA, по которому не имеем права куда-то отдавать или передавать третьим лицам конфиденциальную информацию. Бывали, конечно, смешные казусы. Разработчики просто пошутили, но заказчик воспринял это, как разглашение его данных. Для нас это просто глупые шутки, а для заказчика – весьма чувствительный момент. Сейчас мы стараемся не шутить ни о чем, что касается работы. И даже введен запрет на обсуждение проектов, включая какие-то социальные сети и форумы. Даже если заказчик обезличенный, в компании это запрещено.

– Рынок отечественного софта для автоматизации госсектора может конкурировать с импортом? Тренд импортозамещения перспективен?

Наш рынок вполне конкурентоспособен. Проблема не в продуктах, а в организационных изменениях, которые требуется провести на предприятиях. И это не вопрос импорта или экспорта. Это вопрос мотивации предприятия – насколько оно хочет меняться.

– И что делать? Просто подождать или, может, должно быть принято какое-то централизованное решение сверху?

Никакие решения сверху тут не помогут. Поможет только время. Только со временем все изменится. Появятся новые специалисты, которые будут работать на этих должностях, будет новый взгляд на проблематику автоматизации.

– Откуда возьмутся специалисты? В госсектор ведь часто работать идут ради стабильности. Это, в лучшем случае, почетная отставка для людей с опытом и знаниями. Там мало инициативных и молодых – они все в бизнесе.

Конечно, специалистов не хватает. Но ситуация такая, что меняться нужно. Молодых людей потихоньку берут. И на рынке специалисты присутствуют. Другой вопрос, что, в некотором смысле, ситуация сейчас уже критическая. Поэтому либо людей будут привлекать со стороны, либо будут сами меняться. Иначе проиграют. И вопрос очень серьезный.

 

 

– То есть вы считаете, это стратегически важный вопрос для страны, потому что от него зависит конкурентоспособность национальной экономики?

Да, для целых отраслей и направлений производства в целом. Вопрос стоит так: мы сможем дальше что-то делать или уже никогда не сможем.

– Какие ключевые задачи здесь нужно решить? У нас конференция с приставкой Education, и она непосредственно связана с передачей знаний. Как следует решать вопрос подготовки кадров на федеральном уровне и на местах – на предприятиях?

Надо больше учить чему-то практическому. Условно говоря, если мы готовим математиков, надо делать упор на прикладную математику, чтобы они сразу могли свои знания в какой-то сфере применять. У нас была хорошая академическая школа и она до сих пор во многом такой осталась. Но она – чисто академическая. Когда преподавателю задаешь вопрос: а для чего на практике можно использовать вот это все, что он сейчас преподает, а он долго вспоминает-вспоминает, потом говорит, что таким способом на даче дом строил – рассчитал наклон лестницы. А он преподаватель по высшей математике, но понятно, что большинство людей идет учиться в вузы совсем не ради того, чтобы потом лестницы на даче строить. В общем, надо давать прикладное высшее образование и всецело его продвигать.

– Что бы вы посоветовали себе как начинающему специалисту?

Как молодому специалисту я бы, наверное, ничего себе не посоветовал. Все, что я сделал в рамках карьеры, было важным. Потому что где-то ты находишь, где-то теряешь. И любой опыт, любые ошибки – это полезно. Из этого, собственно, и складывается потом сам человек.

 

 

Уважаемые читатели! Приглашаем вас стать спикерами нашей рубрики и дать интервью, в котором вы сможете поделиться своим профессиональным опытом, историями успеха ваших компаний и высказаться по широкому кругу вопросов из сферы ИТ и 1С-разработки. Просто обратитесь в редакцию Инфостарт: dkochergov@infostart.ru, +7(812)309-06-46, доб. 138.


Автор:
Дмитрий Кочергов Аналитик


Комментарии
Избранное Подписка Сортировка: Древо
1. PerlAmutor 33 07.12.18 18:49 Сейчас в теме
Никакие решения сверху тут не помогут. Поможет только время. Только со временем все изменится. Появятся новые специалисты, которые будут работать на этих должностях, будет новый взгляд на проблематику автоматизации.

Если во время внедрения той же ERP параллельно будут создавать внутреннюю рабочую группу или отдел из десятка-двух новых специалистов (с улицы), во главе с каким-нибудь из директоров, то возможно все пройдет более гладко. Это я говорю про госсектор или оборонку. Ну нельзя там, чтобы во внедрении работали родственники, знакомые и т.д. Персонал должен четко понимать, что диалога не состоится и никакие связи им не помогут, отодвинуть исполнение приказа или решения.

Молодых людей потихоньку берут. И на рынке специалисты присутствуют. Другой вопрос, что, в некотором смысле, ситуация сейчас уже критическая. Поэтому либо людей будут привлекать со стороны, либо будут сами меняться. Иначе проиграют. И вопрос очень серьезный.

Брать то берут, на время внедрения, когда видят, что все устаканилось более менее - срезают премию оставляя на небольшом окладе. Специалист, естественно, уходит через какое-то время. Вместо него предпочитают заключить договор с небольшим франчем, специалисты которого возьмут на себя кусок работы уволившегося специалиста и будут получать откаты. Так уж сложилось, что заплатить по договору 300-500 т.р./мес контрагенту проще и выгодней, чем выбивать нормальную зарплату своим сотрудникам.
dabu-dabu; Liris; farraf; citicat; andironenko; manu; Synoecium; Kochergov; +8 Ответить
2. Hans 102 08.12.18 17:23 Сейчас в теме
Тоже в Нальчик на проект его.
3. andironenko 428 10.12.18 10:21 Сейчас в теме
(2) Что есть Нальчик?
Kochergov; +1 Ответить
4. Hans 102 10.12.18 10:24 Сейчас в теме
5. andironenko 428 10.12.18 10:34 Сейчас в теме
(4) Что мне там делать?
Kochergov; +1 Ответить
Оставьте свое сообщение

См. также